Меню сайта
Время
Съезд нихалоевцев
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2015 » Март » 16 » НАХСКИЕ ПЛЕМЕНА: СЕМЬЯ ЧIИНАХА - РОД НИХАЛОЙ
00:03
НАХСКИЕ ПЛЕМЕНА: СЕМЬЯ ЧIИНАХА - РОД НИХАЛОЙ
продолжение - 7

          Штаб-квартира Инициативной группы находилась в Шаами-Юрте, в конторе госхоза «Маршо», где я был его директором. В его состав входили 10 человек (некоторые из них: Абдулкаримов Адам, Асламбеков Сулейман, Берсанов Адам на раннем этапе, Беталгириев Салман, Долдаев Идрис, Мусаев Ада, Умаров Руслан,?).
          Съезд состоялся в августе месяце 1994 года. Какие решения были предложены инициативной группой, и позже, которые из них приняты на Съезде?
1). Запрет на алкоголь (была мода, где такие торжества не обходились без алкоголя).
2). Запрет обсуждение политических вопросов того времени.
3). Созыв II-го Съезда, для выбора Общего Совета, а также местных (региональных) органов управления.
4). Создать инициативную группу по выявлению актива тайпа. Выбор лидера из кандидатов, путём открытого и общего голосования делегатов Второго Съезда. Для этого, были предложения создать новую систему голосования.
          По замыслу первой инициативной группы, были определены намерения на перспективу:
- о создании «Банка генетического наследия» (БГН) «семейства Чинаха». На первом этапе восстановить генеалогическое древо (силсила) нихалойевцев;
- поиск финансовых средств. Были указаны пути использования и направления финансовых средств.
Имелось ввиду:
- помощь круглым сиротам, до достижения ими зрелого возраста;
- помощь больным, или людям-инвалидам ставшим жертвами по ряду причин;
- объявить гранды однотайповцам, проявившим себя в разных сферах: учёбы, работы и спорта, для дальнейшего их продвижения;
- выбор представителей из числа нихалоевцев, которые будут представлять тайп на разных общественных форумах;
- реставрация родовой башни, названной нами «Отцовский очаг» («Дайн кхерч»), как символ тайпа;
- организовать место встреч и отдыха (в том числе и гостей) на территории самоуправления селения Нихалой. Для этого создать рабочие места.
          Тем самым, тот Первый съезд стал, организационным, подготовительным к будущему Главному форуму. Были сделаны такие мероприятия, как жертвоприношение «сагIа даккхар», где были зарезаны девять животных, были прочитаны мовлид и аяты Корана, проведены ритуальные мероприятия «зикр», для молодёжи были организованы танцевальные площадки под «ловзар», песни вайнахов в исполнении ведущих артистов чеченской эстрады. Были установлены информационные стенды родословий, где показывали информацию об истории возникновения и жизни тайпа нихалой. Было много гостей с разных уголков Чечении. И всё это происходило на кануне Первой войны, за 3-4 месяца до его начала в 1994-м году. Съезд подтолкнул многих разномыслящих, скажем таких как «Дудаевцев» и «оппозиционеров», к дружелюбию, что способствовал закладке основы консолидации на предстоящих испытаниях.          
Необходимо отметить и такой факт, где после нашего съезда усилилась появилась идея проведения межтайпового Общего форума, где изначально было выявлено стремления некоторых обезличивать статус тайповых групп (нихалой, башан-ги, гючан-ги и чинахой – названия по старшинству эпонимов) и игнорировать мнение простого соплеменника. Их цель была ясна.
          Я, как председатель оргкомитета инициативной группы по проведению Первого съезда нихалой, был приглашён официально на эту встречу, которая проходила на окраине села Старые Атаги, на месте где был, воздвигнут памятник «Мехка яй» («Котёл Единения»)1

«Мехка яй» («Котёл страны») [1] - на западной стороне села Старые Атаги, в 1994-ом году был установлен мемориальный памятник названный в народе «Мехка яй», который по замыслу организаторов (глава села Адаев Иса) был прототипом «Нашхинского котла». Он должен был, стать символом единения чеченского народа. Состоялся громадный сход и жертвоприношение, где делегаты от каждых сёл привозили горстку земли из своих поселений и сыпали в этот котёл с пожеланиями мира на многострадальной чеченской земле и его процветания. После переселения из Урарту на Северный Кавказ и там воссоздав Центр «МоцIарха», старейшины дали указание изготовить котёл, как символ единства и возрождения, объявляя об унаследовании и сохранении памяти и отцовских ритуалов (не путать с Верой). Наши древние предки имели три символа: Котёл, Летопись, Печать и власть в лице «Мехка Кхел» (Суд Страны), который состоял из 12 мудрецов. В народе эти символы прозвали так: «ЦIеста-Йай» (медный котел), и мог он называться иначе «Къоман Йай» (Котел Нации) и «Мехка Йай»; «Халкъан Тептар» (Летопись Народа) – главная летопись Нахов, и «Къоман МухIар» (Печать Нации) – печать, которой скреплялись решения «Мехк-Кхела» (Суд Страны). Котел тот весил, примерно 150-160 килограмм, и вмещал 7 баранов, или одного быка.

          Намерение активистов того собрания было, скорейшее проведения объединённого съезда всех четырёх ветвей «семьи ЧIинаха», или тайпов. Мне тоже было предоставлено слово для выступления. Наверное, ещё живы свидетели моего разговора, которые помнят этот день и мой доклад. Я донёс до присутствующих, мнение инициативной группы нашего (нихалоевского) тайпа, который имел на это мандат.
          Я был ярым противником тех, которые хотели свои узкие проблемы решать от имени всех членов «Семейства Чинах». Мой ответ был таков: «Сперва провести съезды тайпов и избрать Советы для каждого тайпа. После этого, провести межтайповый Общий форум, для избрания главного органа – «Совет семейства ЧIинах».
          И чинахой и гючангой и ранее редко упоминающиеся в свете отдельного тайпа башанги, обязаны сказать за свои тайпы, привести доводы в поддержку своей и обшей истории. И сказать они должны, как к известным исследователям этнографии, так и нашим чеченским авторитетам, что «мы, своими корнями относимся к чисто нахскому этносу и всегда являлись ими. Мы знаем своих 18-ть отцов, мы знаем свои генетические корни, какой они религии, где бы они ни жили. Наши древнейшие предки жили в нынешней Грузии (минимум до 1300-1400 годов), были там владельцами земель Санааре, Кистие и Двалетия, данные им Всевышним. До этого, во времена смены эпох (до нашей эры и нашей эры) мы жили в Кулхи (Колхида), хотя и временно. Ещё до этого, мы жили в Сирии и являемся носителями (потомки) корней народа пророка Ибрахима, то есть мы дети хурри.
А примерно 435 лет назад, мы произошли от одного отца Чинаха, рождёны двумя его жёнами по два сына каждая, четверых братьев по отцу Них, Баша, Гюча, Чим (перечислены по старшинству), которые являются эпонимами разделившихся тайпов по имени каждого сына. Все мы входим в единую «семью Чинаха» и являемся, нахами - нахчи. И мы не терлоевцы, и никогда ими никто из нас не был, хотя и могли быть какие-то родственные узы по линии сватовства (о чём можно узнать из таблиц, представленных в теме)». Вот что должны сказать, все представители «Семьи Чинаха».
          Как мне подсказывает моя интуиция, я начинаю понимать, особенно, как я оказался здесь в Европе, что весь мир стремится к деградации образа человека, стереть с его памяти его прошлое, навязать ему безразличные чувства, как к своим предкам, так и всему что происходит за его дверью. Ввести в его разум животные инстинкты, который будет жить, и думать только о сегодняшнем дне: «…крыша над головой есть, кушать есть, инстинктные желания выполняются, а остальное его не интересует». И им наплевать на то, что мы чтим, и о чём мы всю свою жизнь гордимся, и что нас беспокоит, будут ли гордиться нами наши дети. И поэтому я призываю всех своих однотайповцам, да весь свой народ: Давайте отбросим все обиды, давайте забудем все ошибки свои и ошибки наших отцов! Давайте очистим свои сердца! Не ради себя, так для наших детей. Что мы оставим им, какие каноны, какую мораль? Европа точно готова навязать нашим детям свои аморальные, животные инстинкты. И вот тогда им точно будет всё безразлично. Ведь пословица наших мудрых предков нам говорит: «Без должного присмотра, имущество расходится безвозвратно». Да упасёт нас Всевышний, от такого будущего!
          У меня есть большая просьба ко всем потомкам «семьи Чинаха», чем равнодушничать, и обвинять меня в промахах моих поисков, лучше бы помогли мне, а значит и своей семье узнать правду о наших предках и их историю. Подпитывая меня новыми идеями и открытиями, которых я не знаю, свидетельствами и рассказами которые вы знаете от ваших старших, вы внесёте огромный вклад в познание нашего истока. Указывайте, делайте поправки в местах, где я ошибся, я же это делаю не специально, а привожу примеры, которые я тоже слышал от кого-то в моих поисках. Только в совместной работе мы можем, максимально приблизится к истине. Представить эти мои записи в местах вашего сбора, спрашивать мнения у других людей (в силу своей занятости, постоянной работе с записями, архивами, у меня просто не хватает ни времени, ни возможности общаться с вайнахами в форумах, встречах).
          И ещё просьба, не надо эту работу переводит в сферу политической полемики, будем более доброжелательны и уважительны друг к другу, как ни как этот труд имеет протяжённость затраченного времени за сорок лет.
          Большая просьба и к братьям «нохчмахкахоевцам», независимо от того, хотим ли мы этого или не хотим, люди желающие посеять неприязнь между нами, делили нас, делят и будут делить на тайпы, тукхумы на основе искусственно созданных условий для антагонизма. Вытеснив нас «нохч-нахчий» из нашей колыбели (в Европу и прочие регионы), заменив нас на безразличных, назавтра они (сатанисты) планируют, на вечные времена стать хозяевами нашей Родины. Им легче разрушить наши идеалы и наши ценности, когда мы вдали и разъединены. Не поддавайтесь лживой агитации. Не радуйтесь когда поливают грязью вашего брата из другого тайпа или тукхума. Этим самым, наши враги измеряют нас в нашем братстве. Подумай, а они, то же самое говорят и о тебе за твоей спиной.
          Мне кажется, вот это время, которое настало и является решающим моментом и надеждой тех, кто разрабатывает стратегию замены наших ценностей на чуждые нам.
          Или же наши отцы, которые оставили нам такую пословицу «Мужчина вначале становится им дома, а уж потом на улице», были глупее нас? Или же не имеют смысла другие отцовские пословицы: «Бездонную бочку не наполнишь водой», «На шатком фундаменте, жизнь не построишь»? Я бы мог поклясться, что тем кто, прикрываясь нормами Шариата, отбрасывают всё национальное (не противоречащее Исламу) ищут господство, думает только лишь о своей выгоде.

 
рис-8.jpg

Мифа и легенды при близком рассмотрении.

 
рис-_25.png

          Я, мой читатель, обещал тебе показать родословную фольклорного героя сына Ади Сурхо, и связь двух ветвей Ади и Бартха. До этого, я коротко отмечу проблемные моменты, создающие вокруг этой личности искусственно, любителями незаслуженного возвеличивания своего рода.

          В труде Н.Нухаджиева и Х.Умхаева названный «В поисках национальной идентичности» эпический герой Адин Сурхо причислили к чеберлоевцам, где якобы он и его родичи проживали в Чеберлое. Также, некоторые ингушские авторы, этого героя считают также ингушем, который якобы основал село Сурхахи в 1780-1785 годах, хотя чеченцы, его основателем считают некого Кати Арсамакова с Большого Чечении. Надо заметить, что Сурхо тоже мог жить именно те года в Атагах, так как у Ади, говорят, хозяйство было не только в горах, но и на равнине. Все их потомки обычно сперва переселялись в Атаги, а потом, оттуда расселялись по сёлам равнин. Именно, между 1757-1770-ых годах зародился илли про Сурхо и князе Мусосте. У Сурхо могли быть двоюродные братья от дяд, но у самого не было сыновей кроме одного Хаси и одного внука Махьмада.
          Расскажу историю связанное с «Бартхан-некъий» из села Рошничу. В селе Нихал жили четыре брата. Один из них был крепкого телосложения и недалёкого ума. На вечеринке в селе Сятта, в потасовке, он убил человека. Долго длилась эта вражда, где никак не моглиродственники виновного достичь мира. В конце концов, примирителям (третья сторона) всё же удалось найти согласие, но с особыми условиями. Виновник был прощён, но все потомки Салтмурда (их отца Солтмурда, видимо, к тому периоду не было в живых), должны были покинуть не только село Нихалой, но и горы. И ещё, помимо этого все братья (четыре) должны были жить далее порознь и не иметь между собой никаких родственных отношений. И вот, эти четыре брата спустились в низовья гор, где расселились в четырёх местах: один в Атагах, второй – в Урус-Мартане, третий – в Гойтах, а четвёртый – присоединился к однотайповцам ранней миграции, которые жили в Шаами-Юрте.
          Не показывая этого на людях, по всей вероятности, некоторые из них всё же поддерживали родственную связь. Например, Магомед из села Рошничу (сын Сатаби), позже, после возвращения из Казахстана (из высылки), был в тесной связи с жителями Шаами-Юрта. Он, оказывается, на вопрос: «где ты был?» отвечал: «…был в гостях, у троюродных братьев из села Шаами-Юрта». А кто были его родичами среди семи ветвей (некъий), до сих пор нам неизвестно. Узнав это, мы смогли бы размотать целый клубок родства.
Сын (Бартха) одного из четырёх братьев, который изначально проживал в селе Урус-Мартан, переезжает жить в село Гихи-чу. Причиной тому могло быть и чисто житейская причина - в этом селе собирался региональный базар, где ненароком могли встречаться из гор пришедшие на тот рынок кровники. И Бартха был достойным и людьми уважаемым человеком, а иначе, не назвали бы потомков его именем. Когда он переселился из Урус-Мартана в Гихи-чу, тогда то и назвали его потомков «Бартхан-некъий». Теперь, они живут в Рошничу, где другие нихалой живущие в том селе считают их одними из себя. Это случилось, когда наш народ возвращался из «Казахстанского плена» на свою историческую родину. Потомки из «Баькни-некъи», предложили потомкам «Бартхан-некъий» переселится из Гихи-чу и жить, вместе как родственники. Видимо, в Нихалое жил дед Бартха Салтмурд, отец 4-х сыновей, которые в своё время покинули горное село из-за кровной мести. И всё это происходило не раннее 1820 года, так как село Шаами-Ирзу стали заселять повторно (после чумы), только между 1815 и 1818-ыми годами. По этому временному ориентиру, я прогнозирую время выхода их из гор, а это есть без сомнения, период между 1820-1845 годами (с учётом свидетельства бабушки Даса).

          Имеющий на равнине восемь поколений, от потомков Гата (один из братьев), выросли до 80 человек мужского пола. И по причине того, что над ними держали опеку, родичи героя чеченского фольклора Ади Сурхо, то, вернее будет искать историческую цепь семьи Салтмурада там. Может быть она (цепь) имеет начало от отца Ади, Масуда (правнук Нихи). Кроме этого есть и другие ориентиры, позволяющий нам свести ветви родов нихалоев из Шаами-Юрта, и потомков Ады, ибо они относятся к родословию Витурга (сын Нихи). То вполне вероятно, что и «Бартхан-некъий» тоже, имеют близкое отношение к этой ветви.
          Если подвести итог сказанному, то нихалой из Рошни-чу («Бартхан-некъий»); потомки Ади Сурхо из центра Урус-Мартана; часть шаамиюртовских нихалоевцев; ветвь нихалоев из Атагов; пока ещё неизвестные нихалой из Гойты – всех их, есть возможность объединить в единую ветку в родословия. Для этого нужно, сообща трудится. Я также хочу показать вам связанные с этим обстоятельством ориентиры:
          * до своего переселения в долину реки Аргун (в современный Ушкалой), пришедший с границ Грузии Чинах со своей женой Тениз и двумя сыновьями Них и Баша (говорят, были ещё и дочери) изначально поселяется в Шалхи, а потом переселяется в предгория между современными сёлами Гехи-чу и Шалажи;
          * место поселения «Бартхан-некъий» было в Гихи-чу, где часть этого села углубляется в ущелье и в лес. Не оно ли является тем местом, где впервые поселился Чинах?;
          * когда Сурхо (фольклорный герой) исполнилось семь лет, он отомстил за смерть отца. Спасая Сурхо, его мать Гёза (ГIоьза), пока он не подрос, скрывалась в том месте, где раннее жил Чинах, то есть в том месте, что между сёл Шалаже и Гихи-чу;
          * погибший от рук недругов, Адин Сурхо похоронен на перевале, что за «Цементным заводом», где, видимо, и находится его могила. Это место, приблизительно в 24-х км от места первого поселения Чинах;
          * когда незаконно объявили кровную месть Ахмадовым из села Старые Атаги, большая группа шаамиюртовцев во главе с Берсановым Адамом (в их числе был мой отец) едут им на помощь.
          Эти моменты я отметил для того, чтобы показать ориентиры сохраняющие связь времён и о том, что потомки помнят дела сородичей и родственные узы, хотя и давно минувших дней. Кроме этого, мы в состоянии показать в деталях нашу историю тем кому интересно. Те, которые хотят приписать к себе наших родичей (Сурхо, Са'адулла и т.д.), сперва должны показать такую же раскладку как нашу, лишённая сказочных легенд и версий имеющие сотни родичей-свидетелей. К сказанному как раз подходит высказывания историка И.Сигаури. Он пишет: «…украсть чужой фольклор в принципе невозможно – это всегда результат собственной истории того или иного народа. Поэтому, никто из серьезных исследователей никогда не поверит в существование героических илли у ингушей, потому что они никогда не вели вооруженную борьбу с кабардинскими и кумыкскими князьями за плоскостные земли. Невозможно выдать Сурхо, сына Ады, за ингуша, основателя села Сурхохи, только переведя илли о нем на ингушский язык и объявив его произведением ингушского фольклора. Могила этого героя, по преданиям, находится на территории Чеберлоя. А что касается самого селения Сурхохи, попутно заметим, что значительную часть его населения составляют ингуши – выходцы из чеченского тейпа дишни» (195, с. 403). Где отрицая в одном месте неправду, допускает её в другом месте говоря: «…Могила этого героя, по преданиям, находится на территории Чеберлоя».
          Рошнинская ветвь нихалоевцев, есть предварительный результат последнего года моего поиска. И в этом я вижу большой успех. И это, настраивает не только на дальнейшую работу, но и даёт надежду на новые открытия. И потому, я буду работать над поиском связей не только в ветвях нихалой, но и во всех четырёх тайпах «Семьи Чинаха» - нихалой, башанги, гючанги и чинахой.
          Из ряда парадоксов можно считать случай на примере истории людей являющиеся не только односельчанами, но и родичами с одного гара Вуьтург, тайпа нихалой. Случилось это, поколения 4-5 тому назад (лет 150 назад), случайно в порыве разгневанности от рук одного умирает близкий сородич. Как обычно (по адату), виновники трагедии покидают село Нихал и уходят на равнину в регион Бамута, чтобы не дразнить кровников, вертясь перед глазами. Живя там, сменилось несколько поколения, где многие забыли об этом случае, и мало кто остался свидетелей тех времён. Когда прошло достаточно много времени, потомки тех беглецов вернулись в родной Нихал, в надежде что их примут. Принять то приняли, но земли то не захотели полностью вернуть. Но жить то надо, и строить дом на собственной, отцовской земле приятнее, чем на чужбине. Пришлось освобождать свои земли и потеснить некоторых, где такая, по их понятиям «дерзость», видать не всем понравилось. В такой ситуации найдутся те, кому надо ворошит старое. Я думаю, ворошителя толкала не только собственные амбиции, но и далеко идущие меркантильные интересы. Они, этих возвращенцев записали к другим тайпам и даже иным этносам. Сам по себе напрашивается вопрос, если они не нихалоевцы, то что заставило автохтонов принять иннокореных, тем более в селе, где нет пришлых племён, если не считать единицы родственных тайпов – чинхо, гючанги, башанги и может быть один-два родственников их сестры? Чтобы создать противостояние на данном этапе, нашлись и такие, которым неприятна политическая окраска одних, а тем, их лояльность к империи. Третьим, ненравится активность в плоскости освящения обшей истории, четвёртым - умение зарабатывать копейку. Все норовят, навесит ярлыки друг на друга, такие как «авантюрист», «вор», «чужак» и даже «террорист». Напрашивается вопрос: «Во имя чего»? Может оттого, чтобы не отдать обратно, присвоенные их предками клочок земли (если такое случится), или просто по злобе, из-за зависти?
          Не пора ли нам понять, что нас разъединяют другие, не из нас. Разве братьям по крови, к тому же недалеко ушедшие от первопредка (в нашем примере Чинах), что мешает им объединиться? Разве тебе помогут чужие люди и деньги, когда за тобой не стоит родной брат, родная твердыня – тайп? Почему на данном этапе, во всём мире ломают и размывают связь и родство? Это для того, чтобы тебя оставить одного, без тайпа, рода, семьи, в будущем и без денег, которыми ты хвастаешся и которых сделали твоим «богом» они – другие…. Я убеждён, что в этом ложном мире, чеченца защитит только объединённый в монолит тайп, в основе которого будут кровные узы и вера во Всевышнего (никто не полюбит тебя как семья). Вот почему до нас, наши предки не смогли сохранить наши государства и языческие верования, но сумели сохранить собственный обшественный институт в форме адатов (он же древний шариат) и духовность, проявляющаяся в менталитете «этноса нах».

Дети отца Бики и его сына Бизи, относящиеся к 7-8-мому поколению в силсиле «Жуьки-некъий».
Нихалой. Шаами-Юрт.

          Где-то между мартом 1840-го по 1845-ыми годами, был такой случай. По какой-то причине Мака был арестован и держали в зиндане в селе Закан-Юрт, где охрана состояла из дагестанцев – суьйли. Начальник охраны звали Хойрулла, то ли Хабибулла. Зиндан представлял из себя глубокая яма накрытая плетёнкой. Чтобы спустить или поднять на поверхность арестанта, туда обычно спускали толстый шест (гIуркх), который имел сучки вместо ступенок. Говорят, еду, тогда арестантам приносили их родственники. 12-13 летний брат-подросток Тойгира, принёс еду из Шаами-Юрта, для заключённого старшего брата Маки. В это время, охрана от делать нечего, увлечённо занималась игрой в альчики (гIулгаш). Когда подошёл подросток и попросил передать еду Маке, они разрешили ему самому сбросить в яму эту еду. Мака попросил брата, чтобы он спустил шесть в яму. Увлечённая игрой охрана поздно заметила бежавших в сторону реки Сунжи двух братьев. Пока они сели на коней и поскакали, проворный Мака успел переплыть реку и скрыться в чаще леса, а Тойгира попался. Охране оставалось, огреть плетью подростка и бросить вместо брата старшего, младшего со словами: «Маке самому придётся вернуться, чтобы не слыть в народе слабаком, подставляющий за свой проступок брата-ребёнка». Так прошло несколько дней.
          Из рассказа сына Тойгири, Iисы (он расстрелян в 30-х годах ХХ столетия), его сын Магомед (80 летний) рассказал мне эпизод этой истории. Сидящий в зиндане Тойгира, слышит разговор между охранниками:
          - Что за отряд идёт, со стороны Алхан-Юрта?
          - По знамёнам, видать наши. - Помоему идёт наша смена (охрану говорят меняли где-то через полмесяца или месяц)
          - Я вижу знамя Шамиля.
          - Действительно, это вимпел Шамиля. Да, это Шамиль. Я узнаю начальника его охраны.
          - А кто едет по правую сторону от Шамиля? Да ведь это же наш беглец, Мака! – вот такие разговоры вели охранники зиндана, по мере приближения военного отряда, призванное менять дежурные посты (новой охраной) по Сунженскому хребту и вместе с ним была охрана и окружение Шамиля.
Действительно, с Шамилём прибыл Мака, который станет позже начальником безопасности в Малой Чечне. В тот день, после освобождения Тойгиры из ямы, Шамиль заявит во всеуслышания: «После этого, всё что не делал Мака, пусть будет одобрено» («Кхул тIаьхьа, Макера даьлларг, кхуо динарг муьлхха а магийта»). В тот день, Шамиль со своим воинством пошёл дальше на запад, а часть высопоставленных чиновников из его свиты, которая должна была ждать возвращения Шамиля, были гостями в тот ночь, на пиру (той) установленный в их честь шаамиюртовцами.

 
BEZYMYNNYI.md.png
         
          Если Алгирин сын, Тур, считать рождённый в 1820-ом году, то Алгире к тому времени минимум было 40-30 лет, то есть он мог быть с 1780-1790-го года рождения. Старше Туры, был его первый брат Жантмар, тоже минимум с 1817/19 года рождения. Несомненно, у Бики (возможно, из-за двоежёнства), деда Алгири семьи жили как в Заки-Эвле (Биза), так и в Шаами-Ирзу. «Безымянный» брат (примерно 1768 г.р.) Бизи, у кого были три сына – Муртаз, Жаммарза, Гартчха могли быть одними из первых поселенцев, после ШаIама в его ирзу. Возможно, с Жаммарзой и его восьми сынами (говорят, старшие два сына имели возрасть женитьбы) умерли и эти два брата и их женские половины. На мой взгляд, только эта причина может быть объяснением, отсутствия потомства у них. По всей видимости, именно тогда, или накануне покинул это поселение (ирзу) и эпоним ШаIам, так, как нам известно, по преданиям, что он жил там всего 7-8 лет. По нашим подсчётам, это было примерно, начиная с 1800 года. Трагедия (чума), видимо произошло самое большее к 1807/12-ыми годами (а может и 1808/10 года), когда в Шаами-Ирзу только-только поселились эти семьи. Из разных источников мы знаем, чума в том регионе и выше в сторону Кабарды продолжалась между 1804 (вариация /6/7/10 гг.) и 1812 (вариация /10/11/12/и даже 14 гг.) годами, а стала затухать она к 1808-му году.
          Так как они все умерли в один год, возможно, мы нашли бы свидетельства в останках надгробий, что в «Старом кладбище» («Шира кешнаш»). Там могут быть похоронены первые переселенцы. Я, в начале 60-тых годах будучи пацаном, лазил и видел сохранившиеся надгробия с арабскими надписями, даже после варварства колонистов середины 40-ых годов того столетия. Точно известно ещё то, что к моменту гибели, семья Жаммарзы проживала в Шаами-Ирзу, там, где сегодня живут внуки Асламбекова Гаши: Сайд-Ахмед сын Шамсудина, Шамал сын Султана и мой сын Сайд-Эмин.
          Исходя из вышесказанного, можно приблизительно установить время рождения брата Бизи, чье имя неизвестно нам потомкам (см. схему родословия Жюки). Он мог быть примерно с 1748/50 г.р. Допустим, если старшие сыновья его сына Джаммарзи, Жамал и Жамола имели возраст для женитьбы, допустим, что им было минимум по 16-17 лет к моменту безвременной их кончины (примерно 1808-ой год). Значит, их отец к тому моменту, мог иметь возраст минимум лет 40. А «безымянному» их деду (брат Бизи) было минимум 60 лет, это в том случае, если допустить, что они (дед «безымянный», Жаммарза) женились в 20 лет, ни как все к 30-35-ти годам. Бики, отец «безымянного» и Бизи мог иметь год рождение не раннее 1725-го года. Если мы будем придерживаться нормативов смены поколений (приводимые в схемах родословий), то эту дату может отодвинуть ещё на лет десять-пятнадцать вглубь времён, то есть до 1710-го года. Приблизительный год рождения Бизи, может быть 1765-ый год.
          По моим примерным грубым подсчётам, четыре сына Бизы, имели примерно следующие года рождения и старшинство:
1) брат. Алгира 1785/90 г.р.                                Асламбековы.
2) брат. ГIушмазкъа (примерно 1800 г.р.)         Эскархановы.
3) брат. Мака 1815/20 г.р.                                   Чабаевы, Сапаровы (прервавшаяся фамилия).
4) брат. Тойгира 1828 г.р.                                   Исаевы (прервавшаяся фамилия).
          Надо учитывать и то, что большие перерывы между рождениями сыновей могли быть и от рождения между ними девочек – сестёр. И другое, у этих эпонимов могли быть и по несколько жён. К такому выводу я пришёл от того, что одними из первых переселенцев в Шаами-Ирзу была вся семья «безымянного» сына Бики, а его младший сын Биза, в то время вместе сними остаётся жить в Заки-Эвла.
          Из российских источников мы знаем, что 25 мая 1865 года, первая группа мухаджиров тронулась в путь. Эта партия из трех тысяч семей, была подготовлена и отправлена Мусой Кундуховым. Вторую партию он оставил на попечение бывшего наиба Са'адуллы. Где последняя партия, начала свой путь из Владикавказа 16-го августа, и перешла русско-турецкую границу 10 сентября 1865 года. Всего из Чечни вышло 28 партий горцев (но я склонен считать, что их было намного больше). Партии собирались около станицы Ассиновской, или села Назрань. В первый день, ночлег устраивался на реке Сунже, второй день на реке Камбелеевке, и на третий день прибывали во Владикавказ. Из Владикавказа (маршрут: Владикавказ – Военно-грузинская дорога – Мцхета – крепость Ацкури – Ахалцихе – Ахалкалаки и т.д.) через Тифлис до границы с Турцией маршрут состоял из 23 переходов, длительность которых составляла 27 дней, что составляла, где-то 500 км. Прием горцев-переселенцев турецкими властями происходил у горы «Гек-даг». Первая партия переселенцев выступила из Владикавказа 28 мая 1865 года, и прибыла на границу у «Хазанинской заставы» 17 июля 1865 года. Последняя 28-я партия начала свой путь из Владикавказа 16-го августа и перешла русско-турецкую границу 10 сентября 1865 г. В дальнейшем горцы повторяли этот путь, но уже в количестве значительно меньшем.

продолжение следует в части 8.
мой эл.адрес: 
bart_iman@wp.pl
 
Просмотров: 1406 | Добавил: erzu | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 0
avatar
Музыка
Календарь
«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Назам
Адин,Сурхон илли