Меню сайта
Время
Съезд нихалоевцев
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2015 » Март » 16 » НАХСКИЕ ПЛЕМЕНА: СЕМЬЯ ЧIИНАХА - РОД НИХАЛОЙ
19:04
НАХСКИЕ ПЛЕМЕНА: СЕМЬЯ ЧIИНАХА - РОД НИХАЛОЙ
продолжение - 5

          Когда Россия выиграла Кавказскую войну, тогда и затихли временно военные столкновения. Одним из главных причин тому было то, что активная часть населения чеченцев (в пределах 42-45%) переселилась в Турцию (осенью 1865-го года).
рис-17.png
          В 1858-ом году, после того как Успан Са'адулла окончательно отошёл от имама Шамиля, хотя причина для принятия такого решения была личная ссора с имамом, но на это его побудило я думаю совсем другое. В тот же период от имама отойдёт и наиб Дуба Чинхоевский, друг Са'адуллы. Что лежала в основе принятия таких решений? А то, что народ не в состоянии был просто физически противостоять жестокому врагу, и его остатки гордо погибали, видя в этом рок судьбы. Для примера, я сделал анализ одного села Нихал по спискам переписи 1867 года, то есть через два года после ухода Са'адуллы в Турцию. Что мне показал анализ? Согласно переписи населения по камеральным спискам от 1867 года, в 41 дворе села Нихал проживало 74 мужского и 97 человек женского населения (женский пол больше на 12.7%), и где из них от мужского населения, 38% были дети до 13 лет. Процент подростков составляли 12% (от 13 до 16 лет), а юноши до 18-ти лет, всего 3%. Женщины у которых было за 40 лет, всего было 10 человек и две старухи за 80 лет. Мужчин выше 40 лет было всего 9 человек, в том числе один, был 84-х летний старик. Среднестатистический возраст населения Нихал составлял двадцать лет, а восемь лет назад, ещё меньше. По беглому взгляду такое же положение было и в остальных горных аулах. А в равнинных сёлах, демографическая обстановка была ещё хуже. Одним словом, была катастрофа народа. Не желающие головой и трудом достичь истину, или же привыкшие искажать действительность в угоду чему-то, считают этих наибов, чуть ли не предателями своего народа. Я, в лучшем случае, считаю глубоким заблуждением, говоря иначе, предательством по отношению к этим лидерам, которые спасали свой народ как могли и как умели. Я коротко расскажу вам, с чего началось так называемый «этногенез предательства» «Са'адуллы Гихинского». И приведу в качестве примера, искажённую современниками (в том числе А.Айдамировым) историю этого героя.
рис-18.jpg
          В своей книге «Ингуши. Краткая история, их участие в войнах России» Мальсагов Ахмет Уматгиреевич пишет: [ «Долгиев Малсаг Уцигович (Уциг Малсаг) родился в 1825 года. Окончил Павловский кадетский корпус. Корнет Малсаг Уцигович (Долгиев) 4 февраля 1852 года переведен с оставлением в списках в Кавказском корпусе. В 1857 года был в чине штабс-ротмистра. 10 февраля 1858 года исключен из списков офицеров российской армии (моё добавление: «…в связи с гибелью»). В 1857 года три наиболее известных представителя от ингушей – Уциг Малсаг (Малсаг Уцигович Долгиев), Эди Гайтиевич Мальсагов и Янарсхан Чожевич Хашагульгов – были направлены для мирных переговоров к Шамилю. Но, пробираясь между Атагами и Гойтами, в лесу они встретили отряд Шамиля под командованием Саадулы Бятигова (моё добавление: «МуртIелин Iуспан воI СоIадулла». «Бятигов» - есть искажённый вариант фальсификаторов). На просьбу ингушей пропустить их к Шамилю для переговоров, командир отряда ответил им отказом и стал угрожать расправой. Ингушские парламентеры вынуждены были вступить в бой с превосходящими силами. В этом бою были ранены несколько человек из отряда Саадулы и погибли все трое известных ингушских деятелей (авт. в иных источниках их было четверо). На похоронах Малсага, Эди и Янарсхана было небывалое стечение народа. Малсага похоронили во Владикавказе, на родовом кладбище. Эди и Янарсхана похоронили в селе Яндаре» ].
          Я считаю своим долгом раскрыть некоторые моменты той истории, ибо я являюсь свидетелем свидетельств того далёкого периода связанные с моими родичами и вышеуказанными ингушами. В описании деяний Малсага Долгиева, автор допустил некоторые не точности (я полагаю ненамеренно, а может и намеренно). Малсаг со своими друзьями сослуживцами ездил в русскую крепость «Воздвиженская» 1 («Чахкари»), к своим знакомым офицерам больше для кутёжа, а не для переговоров с имамом Шамилём. Во-вторых, их убили не на пути к Шамилю, а когда они возвращались с той крепости в Назрановскую крепость (тоже русская). У Са'адуллы, сына Iуспы был приказ имама Шамиля, привести пленённого Малсага, или его голову.
          На бывших пахотных землях совхоза «Атагинский» имеется место под названием «Несархойн, кура Малсаг вийна меттиг». Раньше здесь были дремучие леса и даже в некоторых местах непроходимые болота. Действительно, именно там на маленькой полянке, Са'адулла их и встретил, когда они возвращались домой. Я бы не сказал, что Са'адулла сделал засаду, потому что Кур Малсаг (Гордый Малсаг) тоже знал о приказе Шамиля и предполагал, что Са'адулла постарается его встретит на обратном пути. Говорят, что он был не из робких и презирал трусость. Са'адулла знал, что не так легко будет взять его в плен. Из засады, обычно убивают, а не устраивают диалоги и не дерутся попарно один на один.
          Перед началом поединка, Са'адулла попросил не вмешиваться в их поединок других ингушей-спутников, но те не согласились. Любой уважающие себя «нах», так и поступили бы, особенно в те времена.
          В том поединке, против трёх-четырёх ингушей дрались три чеченца и Са'адулла. Остальные наблюдали. Один из дравшихся, был мой 37-летний прадед Тур, которого действительно ранят в том поединке. Поединок был долгим особенно Са'адуллы и Малсага, где наконец-то пал смертельно раненный Малсаг. По ране было видно, что он не долгий жилец. Перед смертью, он, именем Аллаха попросит Са'адуллу, исполнить его предсмертную просьбу:
          - Ты, Са'адулла, настоящий мужчина; не будь ты таким, тебя не чтили бы столь высоко в Чечне. Ты победил меня. Я прошу тебя об одном: когда помру, не уродуй моё тело, лишив его головы. А чтобы Шамиль убедился, что я убит, сними и отнеси ему мои офицерские погоны. Са'адулла исполнил завещание Назрановского Малсага. Подождал наиб, пока герой не помрёт, затем снял с него вышитые золотой нитью (канитель) погоны штабс-ротмистра 2 и поехал к Шамилю. Он также послал гонца к стенам русской крепости, чтобы они забрали тела своих гостей.

Крепость «Воздвиженская»[1] – «Чахкари» – бывшая «Шахгири-Юрт», уничтоженная русскими войсками в 1843 году, за год до закладки данной крепости. Воздвиженская крепость заложена с 3 сентября по 1 декабрь 1844 года, хотя строительные работы продолжались и позже. Для его строительства, были разобраны две сигнальных башен, культурные памятники старины. Эта крепость располагалось в 25-ти верстах к югу от крепости Грозная, вблизи современного села Атаги. Она уничтожена в 1919-ом году. На постоянной основе там размещался один батальон и зимой до 6-ти батальонов.
Штабс-ротмистр [2] - Штабс-ротмистр (в кавалерии) и Штабс-капитан (в пехоте, артиллерии и инженерных войсках) — обер-офицерские чины, соответствующие IX классу (
в гвардии — VIII-му). Наименования эти существовали в российской армии с царствования имп. Павла.

          Когда Са'адулла ездил к Шамилю для рапорта, с ним был, хотя и раненный, мой прадед.
Узнав о возвращении Са'адуллы, Шамиль сам пошёл к нему навстречу и спросил:
          - …или привёз мне пленного Назрановского Малсага с головой на плечах, или ты принёс его голову, снятую с его тела?
Са'адулла ответил Шамилю:
          - И не привёл я тебе пленённого Назрановского Малсага с головой на плечах, и не принёс его голову, снятую с тела. И если тебе нужно свидетельство о гибели Назрановского Мальсага, я принёс тебе офицерские погоны, снятые с его плеч.
Увидев погоны, Шамиль, говорят, презрительно усмехнулся , сказав:
          - У торговок на базаре немало имеется таких погонов, мне нужна была голова Назрановского Малсага (у вайнахов, это есть унижение с грубыми элементами оскорбления)
После такого оскорбления, говорят, еле сдерживая себя, наиб Са'адулла ответил имаму:
          - …Я, скорее готов отречься от тебя и покинуть твоё воинство, чем, подчинившись тебе и исполняя твою волю, уничтожать лучших мужчин своего народа и быть проклятым среди своих людей!... .
          За такую дерзость, Шамиль, прилюдно не посмел его тронут в своей ставке, ибо Са'адулла был знаменит не только в народе, но и был одарён чрезмерным удальством, чтобы не дать так легко с собой справится. А имидж Шамиля, к тому времени был не высок среди чеченцев, из-за его предвзятого отношения к чеченским лидерам и выпячиванием дагестанцев. Наиб Малой Чечни тоже понял, что они перешлю последнюю черту, и что он стал смертельным врагом для Шамиля. Когда, они из Ведено, возвращались в Малую Чечню, Са'адулла, намеренно изменил свой обычный маршрут, который должен был привести их к своей гибели (с ним были верные соратники, воинов, примерно полтора десяток). Когда, имамом посланные в след муртазеки (муртазкъо) их настигли, они успели, переправиться в другом месте через реку Аргун. Позже, эти муртазеки, не раз сделают ему засаду, в том числе и ночную на Сунженском хребте. Это произойдёт после того, как Са'адулла перейдёт к русским.
          Видимой причиной разногласия стало с одной стороны то, что исполнив просьбу умирающего Малсага, Са'адулла исполнил приказ имама только наполовину. Есть здесь и глубинные объективные объяснения причинам возникновения противоречий. В их основе было то, что передовые люди как Са'адулла Нихалоевский и Дуба Чинхоевский видели размер демографической катастрофы своего народа. От миллионного населения чеченцев, за 25-30 лет противостояния, (к тому периоду) осталось примерно 230-250 тысяча человек. Немаловажным было и то, что имам вёл дело к утверждению наследственной власти в Имамате и создания дагестанского окружения придворных. А это, ни один себя уважающий простой чеченец не потерпел бы, не говоря уж о военной элите. В своем романе Абузар Айдамиров описывает Са'адуллу, чуть ли не предателем чеченского народа.
          Однако Са'адулла, видя, как Шамиль пытается унижать достоинство чеченских наибов, из низших чинов возвышая над ними своих соплеменников, он не мог смириться с этим, также как его друг Жукин Дуба, известный под именем Дуба ЧIинхоевский (он же Вашандароевский). Они оба не могли смириться с произволом человека, возведенного на вершину власти стараниями именно чеченских къонахой, который впоследствии начал ими пренебрегать и навязывать свою личную волю и своих потомков и родичей, которым имам предназначал властвовать над свободолюбивыми чеченцами. Как и сегодня, тогда существовало такое понятие «Нахчашна тIехь цкъаа, суьлийн эли хира бац!» (Никогда над чеченцами, не будут княжить дагестанцы).
          Эту историю я знаю от своего отца (77 лет), а он знал от своего отца Алсбека (61 лет). А Алсбек мог слышать эту история от своего отца Тур (58/9 лет), который являлся непосредственным участником тех событий. А Са'адулла, им был односельчанином (в истоке) и однотайповцем, только из другой ветви.
          Как бы там не было, пройдёт ещё 6-7 лет и Са'адулла решит временно уйти в Турцию, где большинство нихалои, останавливают своё противостояние с Россией. Вместе с ним, в Турцию перебираются и много нихалой. Они и поныне живут и в Турции, в Иордании и в Сирии, в том числе в городе Ра′с-эль-Айне (Раъсал-Iане), где в тех краях и похоронен Са'адулла. Задуманному Са'адулой не суждено было сбыться, ибо у великих государей бывает свои планы и виды, и обычно, только им ведомые. Это то, что я знаю.
          И у меня большая просьба к однотайповцам, указать мне места, где в тех государствах проживают нихалой. В связи с чем (уходом нихалой за границу) началось уменьшение этого тайпа и её лидирующие функции. Эти функции взял на себя тайп чIинахой. Я думаю, Са'адулла и чинахо Дуба, негласно договорились между собой, поэтому поводу. В их числе, видимо был и СоIда сын Бачи из Шаами-Юрта (кому Са'адулла, был троюродным братом отца Бачи), и чьим именем названо современное село Комсомольское. В 1878-ом, и 1890-ом году, Со'ада (СоIда) добился разрешения по возвращению нихалоевцев на родину, по крайней мере шаамиюртовцев (старики говорили, что он сам ездил в Турцию). Именно он способствовал переезду моего деда, сироту Алсбека (1868-1931 гг.), от которого и пошла фамилия Асламбековых.
          Когда катастрофа народа доходит до последней черты его существования, обычно появляются люди, которые берут на себя не естественную для их натуры и образа ответственность, граничащая с ролью предателя, особенно в глазах его соратников, и поддерживавшуюся частью народа. Других «лидеров», скажем типа Орци Чермоева, народ никогда не послушается, ибо он в глазах большинства, есть несомненный предатель и тот же враг, изначально, служащие врагам Отечества. Но Са'адулла, или Дуба и им подобные «свои», которые не жалели ни свои, ни родичей жизни, во имя общего благополучия. Их знал народ, и знал как героев. И народ шёл на лишения, и даже на смерть, слушая своих героев. Ведь Са'адулла мог остаться на Родине, жить в достатке, как его некоторые соратники и не соратники. Но он умер в нищете и вдали от любимой Родины. Сказанное им на старости лет слова («ЧIеран кIорни, чIеран кIорни! Со санна, махках яккхина-кх хьо а»), говорили о его душевных переживаниях.

          По установленным нормам российской власти где-то с середины ХIХ-ого века, населённый пункт не имеющий 100 дворов, не мог иметь статус административной единицы, а значить не имел свой рычаг решения местных проблем по линии установившейся власти (глава села, пристав). Поэтому, маленькие сёла (типа Алтмар-юрт, Дахин-юрт, Довта-юрт, Исин-юрт, Катри-юрт, Умахан-юрт, Ясан-юрт и прочие) разрушали и создавали большие (укрупнения) административные единицы, соответственно и людей из тех сёл объединяли в одно большое село. В связи с этим, нихалой из Шаами-Ирзо (эвла) начинают собирать своих однотайповцев, даже из таких сёл как Чермень, Знаменское и прочих населённых пунктов, мало-мальски родственных людей. Это, видимо происходило между 1859-1867 годами (в период - от пленения Шамиля, до составление камеральных списков в Чечне). Второй раз, новые поселенцы пришли в наше село, где-то с начала ХХ-го века и до 1930-ых годов.
          Сегодня, в Шаами-Юрте, с нихалоевцами дружно живут эти, породнившиеся с ними, выходцы из других тайпов. Только нихалоевцы, составляют от 40 до 45% жителей села. Некоторые тайпы разрослись, уже живя в Шаами-Юрте. Это аккинцы, алероевцы, айткаловцы, дишнинцы, курчалои, кейцы, пешхоевцы, туркоевцы, и другие. Для примера, расскажу одну притчу, которую я слышал от 105-летнего родича-старика: «И сбежавший, и который ищет новое родство, становится чинахоем». Потом он добавлял: «Всё же, «чистые чинахой» наши братья». А таких примеров, как-раз у нихалой очень мало. К примеру, в Шаами-Юрте, в семи ветвях нихалоевцев только один примкнувший. Это «Митка» (примак славянин), если не считать Оздоева Ваху (ингуш – родственник от Оьзда – брата ЧIинаха) за чужого. Правда, от одного «Митки» выросло большое потомство. Об этом пишут и в интернете, и как будто от него образовалась целая ветвь. Это неправда, от него не образовалось ни рода, и не отдельной ветви.
          Расскажу коротко историю этого «Митки». Он был сын казака из Закан-Юрта, по фамилии Стукалюк. У него, между 1915-1918 годами были живы младший брат, отец и мать. Этот младший брат, который часто приходил к брату «Митке», был позже знаком и с Джабраиловым (в то время он Ахматов), который больше известен как «Кили Ваха».
Река Асса была естественной границей между Шаами-Юртом и станицей Закан-Юртовская. Обычно шаамиюртовцы ходили за гнётом (для прессовки сена на возу) и за бревнами для стройки, где случались иногда и неурядицы. Дети тоже нарушали эту границу, чтобы прокормится лесными орехами, дикими грушами, кизилом, где они росли тучные. Дети обоих сёл, бывало дрались, когда шаамиюртовцы переходили реку. Драки происходили из-за того, что казацкие ребята в споре заявляли: «Почему вы пришли на нашу землю?». А эти, взамен предъявляли им свои права: «Это вы пришли на нашу землю и заняли наше село». Дети от своих родителей знали, что их предки вытеснены из этого села русским царём и вместо них там заселены отцы этих детей – казаков. Но часто, после словестной перепалки дети обычно игрались вместе допоздна. У активного среди них «вожака Митки» современем завязалась дружба сыном Цоми Итажой, с Даудом сыном Умхи и особенно с Саралиевым Сайди. Он, совершенстве знал чеченский язык и часто сутками гостил у ровесников ночуя по несколько ночей. Видимо, эти встречи и способствовали тому, что «Митка» в конце концов, принял быт и нравы, а также и веру чеченцев. Он, публично на площади Мечети принимает Ислам, и его, устаз приписывает по его воле к Саралиеву Джанхоту (двоюродный брат СоIди) из Зуоси-некъий, нихало. Видимо это произошло во время гражданской войны, или чуть позже. Таких примеров в Чечении много. Для примера можно привести украинцев, мигрировавшие в период «голодомора». Нет ни одного значимого села, где нет сегодня очеченившихся украинцев.
          А «Митку» тоже женили на чеченке, где после женитьбы у него родился единственный сын, которого назвали Умар. У Умара тоже был, всего один сын, которого звали Усман. Правда, у Усмана родились пять сыновей. Они уже взрослые, завелись семьями, и по сей день живут в Шаами-Юрте, являясь третьим поколением и ретивыми мусульманами. Их опекуны, однотайповцы зорко следят за их становлением.

          Послевоенный рост торговой промышленной деятельности населения Чечении, имел своим следствием появление в семьях (особенно на равнине) многочисленных «лавок» и различного рода кустарных промышленных заведений. «Лет двадцать назад в аулах совсем не было лавок, – писал в 1890-х годах публицист А.Г.Ардасенов. – Если и случалось, то ее исключительно держал горский еврей. Нынче же не найдете ни одного (сельского) общества без нескольких лавок, содержащихся туземцами, вытеснившими евреев. Не редкость, когда на 300 дворов населения насчитывается 4-5 лавок». Именно в тот период, по данным 1890 года, в Сунженском отделе из 115 хозяев, купцов 2 гильдии, 45 были горцами, в том числе чеченцами и ингушами. В селах: Кень-Юрт, Шаама-Юрт, Старый-Юрт, Гойты, Курчалой и других были открыты лавки, которые торговали мануфактурой, принадлежавшей разбогатевшим купцам. Таким образом, в то время (после Кавказской войны) Шаами-Юрт становится торговым центром региона, где собирается большой базар (как в наше время в Урус-Мартане) и обретает статус регионального торгового центра. В базарный день, чтобы купить-продать сюда стекались люди из ближних мест, в том числе казаки из-за Сунжи, ставшие новыми хозяйвами бывших поселений чеченцев – станицы Заканюртовская, Самашкинская, и т.д.
Из-за их высокомерия, не редко происходили стычки между ними и чеченцами. Казаки были уверены в своём превосходстве над местными чеченцами, так как считали себя людьми государя.
          В один день, они захотели отобрать оружие у чеченцев (это было время славы Зелемхана). В эту ссору вступился известный на то время абрек Зелимхан. А за него встала местная молодёжь, которая держала ответ за село. Это ссора закончилось бы большой резнёй, если бы не авторитет Зелимхана, который успокоил не только горячую молодёжь, но и казаков. Так, как базар место общественное, старейшины шаамиюртовцев проявили должное уважение к гостям.
          В этом селе похоронен почитаемый многими людьми духовный учитель Ахмад-дук Хаджи (1840-1921 гг.), из тайпа курчалой. Из этого села вышли много славных и доблестных людей, стоявших на защите чести как своего села, так и всего чеченского народа. В этом селе жили люди, которых знали не только в селе и в округе, но и в далёком Петербурге. Одним из таких был, известный по русско-турецкой войне прославленный, легендарный снайпер Баснак (нихало), полный кавалер и герой войн ХIХ-того столетия. Высокие гости (молодые князья-офицеры) из Российской столицы, когда приезжали в Чечению, поспорив между собой заезжали, состязаться в стрельбе с легендарным стрелком.
          У абрека Зелимхана были в этом селе не только надёжные места, чтобы скрыться, но и верные друзья готовые в любую минуту оказать ему помощь.
          Позже, в период установления Советской власти были и такие, которые с оружием в руках выступали, против отряда Гикало, которые увозили награбленное у народа добро. В связи с этим, не могу не назвать имена живших в конце XIX-го века глав сельской общины Хамзи Янарса, Берсанова Ахьамта. Также надо отметить и таких глав села (Юьрта Да), которые не дали заселить село людьми, которыми власти не пускали в свои родные сёла после возвращения из высылки (1944-1957 гг.). Поэтому властям пришлось возвращать их в свои сёла, где они проживали до депортации, если не считать высокогорье Галанчожа. Это были, Цоми Абубакар, Керам Шарип. Называться «юьрта да», достойны современные граждане: Багаев Сайд-Магомед (аьккхи), а также являющийся ныне главой администрации села, Таус Огзаев (сын Огзи Ахмеда).
рис-19.png
          Из этого села вышел известный писатель и общественный деятель Хож-Ахмед Берсанов (12.04.1926 г.р.), народная поэтесса, ныне покойная Ахматова Раиса, Солтамурадовна (13.12.1928–29.01.1992гг.) из тайпа чунгарой. Также здесь вырос и жил до своего до совершенолетия и позже, до начала преследования властями Советов известнейший арестант в СССР Джабраилов Ваха (1921-1982/3 гг.), больше известный соотечественникам как «Кили Ваха» и в «лагерном мире» как жестокого «гостралёра» (Пивоваров и Джабраилов) в «сучье войне» (1946-1956 годов). В 1925-ом году, после смерти мужа Чуштар Ахьмата, уроженца села Гихи, его жена Кили с 4-ёх летним сыном Вахой, переходит жить в Шаами-Юрт к родичам (Ваха был двоюродным братом Шахгириев Ахьмада по линии матери).
рис-20.png
          В этом селе родился и похоронен известный партийный работник (секретарь Обкома, и секретарь двух райкомов), потомок Байбури-некъий, Ахмад Шахгириев. Он окончил Коммунистически Университет Трудяшихся Востока (КУТВ), вместе с такими известными деятелями как Авторханов Абдурахманом, Вахаевым Хаси, Мамакаевым Магомедом, Мяхтиевым Хасаном, Хаджиевым Резваном, которые работали также в Обкоме партийными работниками. Шахгириев работал в Урус-Мартановском округе Первым Секретарём. Кроме этого, когда в 1935-ом году создавался Ачхой-Мартановский район его направили туда Первым Секретарём. Когда его уволили с этого поста, временно, его поставили главным редактором газеты «Ленинский путь» («Ленинан некъ»). В сентябре того же года его арестовали, который просидел до 1940 года. Когда сломились арестованные с ним 14 секретарей райкомов и Обкома партии, он достойно перенёс все изощрённые пытки в застенках Московского НКВД. Посаженные вместе с ним Бадуев Саид, Нажаев Ахмад, Айсханов Шамсудди, Сялмарзин Магомед были убиты в подвалах НКВД. А другие (Ошаев Халид, Мамакаев Мохьмад, Мамакаев Арби, Вахаев Хаси, Юсупов Юнус и др.), вернулись калеками только в 1957-ом году.
          Помимо своей карьеры партократа, чем ещё отличился Шахгири Ахмад, чтобы его вспомнить добрым словом в этой работе?
Когда один житель села Валерик отправил свою жену к отцу домой, то есть развёлся (по-чеченски) - она была ингушкой, и её родственники, посчитали это за оскорбление. Приехали, насильно одели «зятя» в платье невесты (гIабли) и на фаэтоне, как невесту повезли к себе в Ингушетию, сопровождая кортеж жигитовкой и стрельбой. Но, по дороге, Ахмад сделал им засаду, и убив нескольких захватчиков, не дал, окончательно оскорбить парня из соседнего села, отбив его у захватчиков, таким образом, он сохранил честь села Валерик. Это было, примерно в 1935-ом году. С ним и с селом Шаами-Юртом родственные отношение имел, Гайрбеков Муслим из Валерика (родич по линии бабушки, отца моей матери Эдал Хамида).
          Не только в русско-турецкой, но и в обоих мировых войнах, активное участие приняли жители села Шаами-Юрт. Они оставили доблестную память не только для односельчан, но и для всего чеченского народа. Во Второй Мировой войне 1939-45 года, 46 (из них более 18 без вестей пропавшие) воины из Шаами-Юрта, своими ратными подвигами, вписали немало ярких страниц в историю войны с германскими войсками. Это такие как Абдулаев Ахмед, Акаев Даша, Абубакаров Мовла, Агаев Абубакар, Айдамиров Адам, Алсултанов Ахмед, Альтамиров Мохамди, Альтамиров Магомед, Астамиров Ахьдан, Арсамерзаев Лази, Бекбулатов Бекмарза, Газиев Хомди, Герисханов Шепа, Дикаев Луба, Джамбулатов Турпал, Дохтаев Лечи, Дохтаев С-Али, Довдаев Хамад, Дудаев Гапур, Заурбеков Ширди, Исмаилов Мохьмад, Ковраев Хамзат, Кадыров Али, Касаев Шехди, Касаев Тапа, Касумов Мохамди, Межиев Эми, Мусатаев Шахид, Сааев Хамзат, Саралиев Таха, Саралиев Тахир (ТIаха), Сулейманов Магомед, Сулейманов Сайд-Хасан, Тааев Тада, Темирбулатов Идрис, Тимуркаев Дауд, Хамзаев Газимахмат, Хакимов ЯсаI, Хадисов Якуб, Хачукаев Шепа, Хуцаев Вахид (ЦIага) Шахгириев Ахмад, Шагаев Мовла, Чимаев Хьамид, Элжаев Асхьаб, Юсаев Юнус и другие, среди которых многие были и добровольцы. Кроме действующих армий, шаамиюртовцы служили и в так называемых «Трудовых /прифронтовых/ армиях» (по чеч. «турдарми»).
          В 1994 году, когда чеченский народ встал на защиту своего Отечества против ястребов «демократической» ельцинской Российской Федерации, и шаамиюртовцы не остались в стороне. Они выступили против агрессоров, чтобы защитить честь и достоинство своего народа, где героями ушли восемь человек. Эта война также унесла жизни 60-ти мирных жителей села Шаами-Юрт. Весомую помощь в преодолении всей тяжести военного времени оказывали достойные жители села.
          А во вторую войну, хотя на войну из жителей села вышло немного людей, но селу был нанесён огромный вред – это убитые мирные жители и разрушенные домовладения. Я даже не смог ещё посчитать, насколько огромен этот вред для моего села. Я не знаю, сколько жителей погибло, скольких ранило, сколько домов разрушено, но я точно знаю, что вред был нанесён огромный больше чем в первой войне.
          Также выход бойцов из Грозного можно сказать, почти полностью проходил через Шаами-Юрт. Это было между 1-4 февраля 2000 года. Приютившее этих бойцов село, было полностью окружено врагом. Беспощадно враг поливал село из установок «У-2», бил баллистическими ракетами «Точка», глубинными и вакуумными бомбами, не считая залповых систем артиллерии, танковых обстрелов и стрельба из ручного оружия. Даже на второй день, когда прорвав окружение чеченские бойцы вырвались из села, русские не успокоились, пока не выпустили весь имеющиеся у них боевой запас арсенала, по селу. В остальных частях республики не верили, что из этого ада вышли люди живыми. Многие читали по шаамиюртовцам молитвы (доIа). Аллах Велик! Он не дал исполнить, задуманное врагом чеченского народа, и не дал истребит его. АлхьамдулиллахI!

          Ныне, как отмечено выше, в Шаами-Юрте проживает 26 больших и малых тайповых групп. Почти половина из них, являются потомками семи ответвлений тайпа нихалой (они и есть потомки тех, которые заложили это село и были родоначальниками ветвей). Это люди составляют 62-63 фамилии эпонимов Байбури, Жюки, Зуоки, Зуоси, ИргIу, Лорс, Эйпсхан (некъий).
          Мои черновые рабочие записи к их генеалогическим древам, были частично сожжены в 2000-ом году в огне войны. Теперь, их нужно восстанавливать, на что в данное время у меня очень мало возможности, по ряду причин.
Больше того, в селе проживают потомки 6-ти тукхумов, 3-х чеченских этнообразований, и 3-х нахоязычных групп. К последним относятся представители ингушских фамилий. Одна из них, сложилась от сына женщины, вернулась из замужества с ребёнком на руках, а также потомки людей, вынужденно переселившиеся в село, в основном из-за проблеме кровной мести. Например, есть и такие (курчалои), чьи потомки произошли от приглашенного учённого алима, из-за отсутствия в селе своего муллы. Это был потомок Берса-Шайха из Курчалоя (Дуча), устаз многих людей Ахмад-дук Хаджи (1840-1921 гг.) и его зиярт (памещение над могилой) является достопримечательностью Шаами-Юрта.
рис-21.png
Вышеуказанный вариант биографии, скорее, его наследниками придуман для российских служб (царская охранка и советский ЧК, НКВД и КГБ). На самом же деле, отец Ахмад-дук Хаджи, Батакъ, говорят был наибом имама Шамиля, что является спорным на этом этапе. По крайней мере, мы смело можем утверждать, что он мог быть видным деятелем входящий в окружение имама Шамиля. Вокруг даты 1840 года и летне-осенних месяцев, приходятся события приведшие к смертельному ранению Батакъа (возможно, эти события связаны с Валерикским сражением от 11 июля 1940 года, или там же и в том же году, только 30-го октября произошедшем сражении). Его соратники привозят своего раненного предводителя в Шаами-Юрт. Перед смертью он завещает им, чтобы его похоронили на кладбище предков в Центорое, ибо он умрёт от этих ран. Он также предсказал (говорят, у него был дар предвидения), что его молодая жена ему родит сына. Он пожелал, чтобы его опекуном был некий аллероец из Шаами-Юрта, накануне поселившийся в том селе.
          Действительно через два месяца после смерти Батакъа родился будущий основоположник вирда Накшбандиского тариката Ахмад-дук Хаджа. Видимо, это произошло в сентябре, или же в декабре месяце 1840-го года. Этот Батакъ, должен быть ровесником моего прадеда Тур, который в свою очередь был участником "Валерикского сражения". Как бы там не было, посетившие позже в мечеть Ачхой-Мартана, шаамиюртовцы, попросили этого Ахмада (являвшийся имамом той мечети), переехать в их село муллой. И он, уважив их просьбу, переехал жить к ним. В этом селе проживал алим Сулиман Юсуп, отец муллы Магомеда-Шарипа Сулейманова, а также бывший до него сельской муллой алероевец Ама-Молла.
          Не менее уважаем, был и сын Ахмад-дук Хаджи, Ахмед-Хаджи Батукаев. Он исчез в 1936-ом году в застенках НКВД. Также был на должном уровне уважения и сын Ахмед-Хаджи, Муслим – народный целитель. Достойным продолжателем памяти предков был для сельчан Абусаид и его племянник Абухан, а также ставший сегодня на его место его сын – молодой алим Ислам Батукаев.
          Из-за уважения к своему устазу, шаамиюртовцы приняли дополнительно представителей тайпа аллерой, которые расширились на несколько не близкородственных ветвей.
Представители других тайпов, как сказано выше, были также приглашены для получения статуса села со 100 дворами. Есть там и тайповые группы, которые пришли в Шаами-Юрт намного позже. Например, мои родственники по матери акинцы (аьккхи), всё время жили в селе Валерик. Во времена процветания НЭП (март 1921-го по октябрь 1931 гг.), по берегу реки Асса, рядом с селом Шаами-Юрт, они заложили хутор. И концу эпохи НЭПа (Новая Экономическая Политика СССР), они тесно подружились с потомками устаза, и более того, двое из девяти братьев, сами стали мюридами учения устаза и решили остаться в селе, присоединившись формально к акинцам из Шаами-Юрта.
          Вот и другой пример: одна женщина из Шаами-Юрта была замужем за ингушом, и после развода, лет 60 назад, привезла с собой маленького сына. И они теперь живут в селе под фамилией Оздоевы, больше того, примкнувшись к нихалоям и дишнинцам.
          Видимо благодаря политическим изменениям на Северном Кавказе, и миграционным процессам, пришли в село Шаами-Юрт представители этногруппы турок (один из противоречивых вопросов, вопрос их происхождение). До сегодняшнего дня, не выяснено, какого происхождения этот тайп. Они турки из Турции, или же турки иного происхождения – тюрки? А может они действительно выходцы из гор, называемый по башенному селению «Туркхал», который является по все видимости, одним из ответвлений тейпа Аьккхи?
          В Чечне бытует и такая версия, что туркоевцы из Турции пришли в Чечню в количестве 10 человек, как алимы из «Османского Халифата», где-то между 1912-ым и 1916-ым годами. Так как, тот период совпал со временем распада этого Халифата, и захвата власти сионо-ататюрской партией (подобное российским большевикам), их можно считать как беженцев сбежавших от притеснения. Нельзя исключить и то, что они были как разведывательный десант, для изучения местной почвы. То обстоятельство, что они (алимы) поселились по одному в сёлах Чечении (Атаги, Гойты, Гехи, Гехичу, Рошничу, Тангичу, Урус-Мартан, Шаами-Юрт, и т.д.), даёт нам основание так утверждать. Как бы там не было, в первую очередь из-за грамотности по Исламу, как к алимам, к ним проявили уважение, разрешив им, женится на чеченках, и чьи семьи потом, в течение века разрастутся в условиях «железного занавеса СССР». Если от одного моего деда за 4 поколения на свет появились более 50 человек мужского пола, то от десяти турок, потомки обоих полов не должно быть более 1000-1200 человек. Но мне кажется, что их в Чечении намного больше. Я предложил бы всем фамилиям туркоевцев, проверить свои генеалогические корни по линии гаплогрупп с 12-го века новой эры. В Шаами-Юьрте они имеют семейства 6-ти фамилий: Абдаевы (Абди), Ахмедовы (Ахмед), Ибрагимовы (Ибрагим), Хачукаевы (Хьочкъ), Хуцаевы (Хуца), Цуцуговы (Цуцаг), которые по численности не так мало.
          Есть ещё один показательный пример. Из-за кровной мести, в Шаами-Юрт переселилась из гор семья тайпа «кей», к своим родичам по материнской линии (нихалойн йиши воI). А после, они разрослись, и теперь их уже насчитывается шесть семейных фамилий, где они прекрасно ужились с шаамиюртовцами. Таких примеров много и в других тайпах.
          Вспомнив про свою мать, и её родовое село Валерик, мне также вспомнилось то место в окрестности Шаами-Юрта, которая имеет топонимику «ингушское поле» («гIалгIайн аре») связанное с ингушами, которые были далеки, быть автохтонами этих мест. Но, благодаря этому клочку земли, где поместилась новое кладбище села и около несколько сот га сельхоз угодий, в ингушских форумах она рекламируется как «Ингушская равнина», хотя в топономии села она обозначена как «Ингушская поляна». Этот топоним известен по косвенным свидетельствам примерно с 1852-го года, то есть с того периода, когда российская администрация задумала вытеснить ингушей с Даръяльского ущелья в сторону Чечении – бомба на перспективу. Надо отметит и то, что живущие сегодня в Шаами-Юрте ингуши, не имеют никакого отношения к этому топониму. Про это я расскажу отдельной главой в конце этой статьи.
ТОПОНИМИКА села Шаами-Юрт
(чеч: ШаIами-Юрт «село Шаами»)

Население: на 01.01.2012 года – 3894 человек.
Территория (в черте населенного пункта) – 3,96 км2. Основан село тайпом нихалой, между 1800-1815 годами. Включен в состав российской империи формально с 1845 года, и официально с 1851 года. Здесь проживают представители 26-ти тайпов и народностей. Нахские племена: «семейство ЧIинах» (нихалой: Байбури, Зуоки /Беди/, Жуьки, Зуоси, ИргIу, Лорс/Бойсхар, Эйпсхан некъе и чIинахой), айткхаллой, аьккхий, билтой, галай, гуной, гIалгIай, дишний, зумсой, кей, курчалой, нашхой, пешхой, ригахой, хой, хьачарой, цIонтарой, чунгарой, чIаьнтий, шуной, Iалларой, ялхой, аргIаной, гIезалой, туркой.
География: Расположено междуречье рек Мартанга и Валерик, на западе граничить с селом Керла-Шарой, на северо-западе с селом Самашки, на севере с селом Закан-Юрт, на северо-востоке с селом Хамби-Ирзи, на юге с двумя сёлами: юго-восток - село Валерик, юго-запад – село Катыр-Юрт.

МИКРОТОПОНИМИЯ Шаами-Юрта:

АЛСБЕКАН хьераш (Алсбекан хераш) «мельницы Алсбека». На юге. Алсбек - соб. имя.
АЛТИН ирзу (Алтин ирзу) «Алты (л.) раскорчёванная поляна». На востоке села. Алти - соб. имя.
БАЦИН шовда (Бацин шовда) «Баци родник». Возможно, «баци» озн. «травостой». На юге села.
БЕКИШАН тогIи (Бекишин тоги) «Бекиша долина». На северо-востоке. Бекиш - соб. имя.
БОЬТАШ-Юрт (Бёташ-Юрт) «Бёташа поселение». На юге села. Боьташ - соб. имя.
ГОВДАКХАН барз (Говдакхан барз) «Говдакха курган». Курганный могильник на востоке села.
ГIАЛГIАЙН арие (ГIалгIайн арие) «Ингушская поляна». Урочище на юге села, между Шаами-Юртом и Валериком. Ингуши, это нахоязычная этническая группа (десятый тукхум), российской историграфией, искусственно переведённая в категорию «народ».
ДАЛИН тогIи (Далин тоги) «Долина (речная) Дали». На севере села. Дали - соб. имя.
ДАУДАН ирзу (Даудан ирзу) «Дауда (л.) раскорчёванная поляна». На востоке. Дауд - соб. имя.
ЖАМАЛЛАЙЛИН ирзу (Жамаллайлин ирзу) «Жамаллайлы (л.) раскорчёванная поляна». Урочище на северо-западе села. Жамалайла - соб.имя.
ЖАМОЛИН хьерашка (Жамолин херашка) «К мельницам Жамолы». На западе. Жамола - соб. имя.
ЗУМСОЙН арие (Зумсойн арие) «поляна зумсоевцев». На северо-востоке. Зумсой, один из тайпов чеченского народа.
ИБРАХIИМАН ирзу (Ибрахиман ирзу) «Ибрахима (л.) раскорчёванная поляна». На северо-западе села. ИбрахIим - соб. имя.
МИМШИН тогIи (Мимшин тоги) «Мимши долина». Урочище на западе. Мимши - соб. имя.
МИТИН ирзу («Мити (л.) раскорчёванная поляна»). На восточной стороне Шаами-Юрта. Мита - собственное имя.
МИШТИН ирзу (Миштин ирзу) «Мишты (л.) поляна». На востоке села. Мишта - собственное имя.
ТЕНИН ирзу (Тенин ирзу) «Тени (л.) раскорчёванная поляна». На востоке села. Тени - соб. имя.
ТИМАРА, кIант лехна арие (Тимара, кант лехна арие) «Равнина, где Тамерлан искал сына» (видимо речь идёт о сыне Темирлана). Урочище на западе села.
ТОПИ ирзу (Топин ирзу) «Топи (лесная) раскорчёванная поляна». Урочище на восточной стороне села. Топи - соб. имя.
ТУОНИН ирзу (Туонин ирзу) «Туони (л.) раскорчёванная поляна». Урочище на юге села. Туона - собственное имя.
УККАЛАН ирзу (Уккалан ирзу) «Уккала (лесная) раскорчёванная поляна». Урочище на восточной окраине села. Уккал - соб. имя.
ХЬАЖИН хьераш (Хажин хераш) «Хаджи мельницы». Урочище на востоке.
ХЬАМЗИН ирзу («Хамзи /лесная/ раскорчёванная поляна»). На востоке села. Хамза/Хьамза - соб. имя.
ЭЛМАРЗАН кIажа (Элмарзин кажа) «Элмарзы пятачок». Урочище на западе. Элмарза - соб. имя.
IИСИ ирзошка («Исы /лесная/ раскорчёванные поляны»). На юго-восточной стороне села. Иса/Iис - соб. имя.
IУСМАНАН хьерашка (Усманан херашка) «К мельницам Усмана». На юге. Усман - соб. имя.
Пхи-хи вовшахакхете («место где слияются пять рек») - начиная от севера до северо-запада села по руслу реки Сунжа, где объединяются реки Валарг, Асса, Сунжа, Мартанга, Нетхи/Шалаж/.
Къожа ирзу (Кожа ирзу) «Поляна осоки (л.)». На юго-востоке села.
Хи молчу толле (Хи молчу толле) «У ивы, где пьют воду». В знойный день косари собирались у этой ивы на отдых. Здесь, у берега реки Асса, находился источник (на северо-западе).
IамагI доллу гечо (Амаг доллу гечо) «Брод, где стоит клен». Урочище на северо-западе села.
Чурт доллу гечо (Чурт доллу гечо) «Брод, где стоит памятник (стела)». Урочище на северо-западе села.
Зовташ (Зовташ) «Заводы где». Урочище на северо-востоке, где в старину находились примитивные черепичные заводы.
Пхьидин уьшал (Пхидин ушал) «Лягушачье болото». Урочище на западе.
Муьргин уьшал (Мюргин ушал) «Болото калины». Урочище на западе.
Кхоьрнийн руъйта (Кхёрнийн рюйта) «Грушевой (рощи) водопой». Урочище на юго-востоке селения.
Валарг-хи (Валарг-хи) «Речка смерти». Протекает по восточной окраине села.
Валарг ирзош (Валарг ирзош) «Валерикские (л.), раскорчёванные поляны». На востоке, за рекой Валерик.
Iаьса тогIи (Аса тоги) «Долина Ассы». На севере.
Колдах (Колдах) «Топям к». Урочище на юго-западе.
Шалгу хьун (Шалгу хун). Досл. «Вилообразный лес». Лесистое урочище на юге села.
Полковник вийна гечо («Переправа, где убит полковник»). На северо-западе села, на реке Асса.
Шалгу барз (Шалгу барз) - курганный могильник на востоке села.
ТIулган тIай (Тулган тай) «Каменный мост». Урочище на востоке.
Уьшал тIай долчу (Ушал тай долчу) «Там, где мост через болото». Урочище на севере села.
Iаьсан арие (Асан арие) «Ассинская равнина».
Шалгу колл (Шалгу колл). смысл: «словно вилы, кусачий кустарник». Кустарник, урочище на севере.
Ной уьшал (Ной ушал) «Корыто (где) болото». На востоке села.
Гомха ирзу (Гомха ирзу) «Мелко/неглубоко, раскорчёванная лесная поляна». На западе села.
Шовданашка (Шовданашка) «Родникам к». Урочище с родниками на западе.
Юрт лаьттинчу (Юрт ляттинчу) «Там, где находилось село». На западе.
Дехьа шовданашка (Деха шовданашка) «По ту сторону родников». Урочище с родниками на северо-западе, за рекой Асса.
Колл йолу айма (Колл йолу айма) «Омут, где есть кустарник». Урочище на юге.
Шовданан шере (Шовданан шере) «Родниковая равнина». На востоке.
Сехъа шовданан шере (Сеха шовданан шере) урочище на востоке села.
Коканан куллие (Куоканан куллие) «Терновому кустарнику к». На западе.
Къожа (Кожа) «Осока». Урочище на северо-западе.
Нуьтхин йистие (Нютхин йистие) «Нютхи побережье/окраина». Урочище на западе.
ГIайракх йоллу барз (Гайрак йоллу барз). досл. «Курган где зарыт брусок/песчанник». На востоке села.
Шира кешнаш (Шира кешнаш) «Древнее кладбище» более старое кладбище. На юго-западной стороне села. Возможно, их оставили после периода чумы (ориентировочно с 1800 по 1812/14 года).
Даккхий кешнаш (Даккхий кешнаш) «Большое/старое/ кладбище». На западной окраине села (ориентировочно с 1812/14 годов по 1921 года).
Кегийра кешнаш (Кегий кешнаш) «Маленькое/новое/ кладбище». На южной окраине села. Их заложили в 1921-ом году, после смерти Ахмад-дук Хаджи. С его могилы, произошла закладка третьего кладбища.
Хьажи зиярт («Гробница Хаджи» – Ахмад-дук Хаджи) в черте «Маленького/нового/ кладбища». На южной окраине села.


продолжение следует в частях 6, 7 и 8.
 мой эл.адрес: bart_iman@wp.pl
 
Просмотров: 2364 | Добавил: erzu | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
1
Бред полнейший
avatar
2
прочёл и сегодня, - что-то устаканивается. Но, людям не угодишь...
avatar
Музыка
Календарь
«  Март 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Назам
Адин,Сурхон илли